Шри-Ланка 2018, часть первая – Калпития


Перелет

19.01

Приключения начались еще в аэропорту. Вдруг сообразила, что мы с Олей никак не договорились о действиях на случай, если кто-то один из нас не успеет на стыковку в Эмиратах. И у нее, и у меня стыковка очень короткая, летим разными авиакомпаниями с разницей в час, и договорились встретиться в аэропорту Коломбо. Вот только почему-то не выработали план “Б”. А ведь возможность задержки обсуждали не раз. Какое-то умственное затмение у обеих. Она улетела из Борисполя вовремя, а вот я застряла в Жулянах. Ненадолго, на полтора часа. Но вполне достаточно, чтобы не успеть на следующий рейс.

Ольга: Пока Света нервничала в самолете, дождется ли ее Оля, Оля в группе других встречающих своих опаздывающих делала ставки на то, чья лошадь прискачет первой. Какой-то парень из Москвы встречал блондинку Машу с большими глазами, которую не знал в лицо. Так долго встречал, что успел посмотреть все три части “Властелина колец” в режиссерской версии, и был согласен уже на любую Машу. Я ему предлагала разных подходящих на роль Маши в возрасте от десяти до пятидесяти. Но Света выиграла забег, и интрига с Машей осталась нераскрытой.

Аэропорт Киев, снег, техника постоянным конвейером чистит полосу, задержка вылета, толпа нервничающих пассажиров – короткая стыковка не только у меня. Стоп-кадр. Аэропорт в Дубаи, перебежка из самолета в самолет, спасибо, что рейс придержали, извинения экипажа за задержку, облегчение, что я все же не застряла на стыковке, летим. Стоп-кадр. Рассвет над Коломбо, бюрократическая волокита с визой/обменом валюты/сим-картой. Ура, вот и Оля! Влажный утренний воздух, цикады, птичий щебет, опадающие с деревьев цветы. После сугробов – идиллия. Полтора километра до автостанции идем пешком, хочется размяться. Стоп-кадр. Полупустой автобус, Оля тут же отключается, прильнув к рюкзаку, я наблюдаю за пейзажем. Черепичные крыши, резные наличники, кокосовые пальмы, все в цветах. Толпа, ехать нам часа полтора, но над нами берет шефство кондуктор и находит места. Справа от меня разговорчивый ланкиец из местных ВВС, слева дремлющая, преимущественно у меня на плече, тетушка. Мы снова в Азии.

Ольга: Если в арабских странах присутствуют жесткие границы на физический контакт между людьми, то есть в целом полное отсутствие этого контакта, то Шри-Ланка, как и Индия, – полная этому противоположность. Тут тебя будут трогать при каждом удобном случае. В автобусе тетечка упорно клала свою руку поверх моей на поручне. Ну вот хотелось ей за меня подержаться и все. Потом я стряхивала чужие руки со своих колен. И пыталась отлепить попу от чужих поп. И лица у всех такие невинные-невинные при этом.

Внезапно кондуктор что-то орет из окна автобусу за нами, потом тормозит наш, и нас в четыре руки за десять секунд перегружают из одного в другой.

Ольга: В Азии, если отдаешь себя в руки провидения, у тебя два варианта. Или ты вляпаешься в проблему, или оно бережно вынесет тебя в пункт назначения. Когда меня, выдернув из глубокого сна, в пожарном порядке перегрузили из одного автобуса в другой, и я, так и не успев проснуться, сонно хлопала вокруг глазами, насчет нашего провидения я успокоилась сразу. Вот такая приятная особенность вообще не париться, когда куда-то едешь.

Калпития

20.01

Прогресс вреден. Ну правда, зачем громоздкая система из кучи кнопок для просьбы об остановке в автобусе? Надо по всей длине сквозь крючки продеть шнурок и приладить к нему велосипедный звонок над головой водителя! Дешево, сердито и ничего не может сломаться по определению. Ну, разве что шнурок порвется, но его можно ведь с легкостью починить узелком. Четвертый автобус довозит почти до места, но идти по жаре три километра лень. Тук-тук, восемь раз уточняя дорогу, все же находит наш гест, и – ура! – через каких-то десять минут мы врываемся в волны! Мореее-е-е! Слева в километре толпа кайтеров, справа в двух вторая. Между ними, кажется, только мы. Пальмы, песок, лодки и никого! Не зря ехали в такую глушь.

После купания находим в себе силы прогуляться пять километров до города за фруктами. По дороге выпиваем под пальмой кокос. Еще один забираем с собой. Легкое чувство вины – это же не кража, кажется, если просто под деревом взять? Вот и город. М-да. Не сильно ли глухую дыру мы выбрали? Но хотя бы бананы, йогурт и немного овощей на салат добыть удается. Надо искупаться на закате, смыть с себя соль, выпить чаю, почистить зубы. Но все планы накрываются медным тазом. Только присев на кровать, мы намертво отключаемся до позднего вечера.

21.01

Идиллическая расслабленность. Утром пляжи абсолютно безлюдны, бескоровны и бессобачны. Причудливыми траекториями оглашенно мечутся крабы, а песок исполосован лентами следов раков отшельников. Разминка в тени от пальмы. Пальму нужно выбирать осознанно и ответственно. Чтобы по задумавшейся голове не прилетело сверху кокосом.

Какое счастье, можно забыть про обувь! Выйти из комнаты босиком по горячему песку, свернуть в кокосовую рощу… Да, счастье. Примерно на полчаса, до первого, – Давай тут срежем. Оля предусмотрительно взяла вьетнамки, а я поленилась таскать что-то кроме фотоаппарата. Была жестоко наказана десятками колючек в пятках.

22.01

В утренних влажных сумерках с термосом чая босиком уходим вдоль косы по линии прибоя. Молниеносный рассвет настигает уже в километре от дома. Больше всего в тропиках меня удручает внезапность восходов и закатов. Только что было темно, а миг – и раскаленный шар уже жарит вовсю, заливая землю беспощадно ярким светом.

У собак жестко поделены зоны влияния. Как только мы покинули пределы домашнего пляжа, тут же сзади в руку ткнулся мокрый нос, поздоровался, занял позицию четко между нами, приноровился к шагу и объявил себя нашей собакой. Компания не сильно мешала, пока мы не вышли за его территорию. Тут же прибежали четверо местных, и все хором начали нас делить. Прибившийся рыжий с оскаленной пастью бросался защищать “своих людей”, хотя и находился на чужой территории. Местные не приветствовали такой расклад, а нам совсем не нравилось с каждым шагом пробиваться с боем через рычащий оскаленный клубок хвостов, лап и ушей. Так что рыжий отгонял черную свору, а мы пытались отогнать всех скопом. Безуспешно, отстали они только вблизи рыбачьей деревушки.

Ольга: У местных собак просто неистребимая навязчивость, прилипчивость, стремление ежесекундно путаться под ногами, умение с веселой придурковатостью делать вид, что в тебя не бросают камни, и строить из себя крайне незаменимое существо. Вот такая принятая тактика выживания в стране, где в твоей собачьей защите никто не нуждается и на дурняк кормить не стремится.

Рыбаки заняты. Они тянут сети. Заброшенная огромным полумесяцем сеть далеко уходит в море, и тянут ее сразу с двух концов. Правые руками, точнее, спинами, а левые – хитрые – трактором. Сразу становится понятно, что за приспособление из нескольких шкивов установлено спереди на каждом тракторе. Сети вытягивать.

Дымчатое, еще не разогретое на полную мощность солнце; размеренные движения рук; водонос, подносящий стаканы воды желающим; чайки и вороны, слетевшиеся в ожидании завтрака; постепенно выползающая из воды разноцветная мокрая сеть, свивающаяся кольцами на берегу и бережно укладываемая в корзины, и на последних десятках метров – песня. Вначале потише и помедленнее, к последним движениям звучит все быстрее и громче, в мольбе за хороший улов. Возбуждение передается даже молчаливым моллюскам, и мы, завороженно стиснув руки, и от души желая им удачи, наблюдаем за финалом. Последний рывок и огромное разочарование – в сетях несколько килограммов мелочевки с мизинец. Ничего. Вся огромная работа двадцати человек впустую. Не желая усугублять их настроение, тихонько уходим.

 

» 2. Анурадхапура, Михинтале, Дамбулла, Пидурангала   3. Нилавели, Аругам   4. Элла, Канди   5. Нувара Элия, Хапутале

 

 

Вернуться к отчетам