Индийские хроники 2017, часть четвертая. Хампи, Гокарна


29 января, Хампи

С Хампи не сложилось. Точнее, сложилось, но не сразу. В начале девятого, сменив поезд на два подряд автобуса, оказалась в Хосапете. До Хампи всего двенадцать километров, но уже темно и забастовка – автобусов больше нет. Можно взять рикшу, но после двух дней в дороге думать о том, что среди ночи еще придется бегать по незнакомому поселку и искать жилье, как-то не хочется. Не отходя от автостанции, вписалась в первый же попавшийся отель, и решила, что все вопросы буду решать утром. Жаль, что комары в комнате имели свои планы на ночь, и они не совпадали с моими. Так что до самого утра мы выясняли отношения. Возможно, комары успели выспаться, а вот у меня шансов не было. У них оказалось значительное численное превосходство.

В Хампи начала влюбляться еще по дороге. Кажется, я тут останусь на несколько дней.
Нашла чудное место за поселком. Палатка из тростника и тента с матрасом на полу и москитной сеткой, абсолютный релакс и колоритная публика со всего мира.

Честно пообещала себе, что буду отдыхать после дороги и уже через пару часов умотала в храм Ханумана, на холме в четырех километрах. И там больше часа наблюдала, как в дымку за каменными россыпями опускается солнце.

Закаты и восходы в Хампи – это что-то особенное. Много мест, куда можно взобраться, и многие из них облюбованы десятками людей. На рассвете гораздо меньше, а вот провожать солнце собираются многие. Подходят за полчаса-час до заката, выбирают местечко в скалах поуютнее, и наблюдают за закатом.

А через москитную сетку и тростниковую крышу ночью видны звезды.

 

30 января, Хампи

Хампи – это любовь. Не с первого взгляда. С первого была лишь большая симпатия и интерес. А сегодня утром поняла, что влюбилась.
Когда мне говорили: “поезжай в Хампи”, я не могла понять, что в этом месте такого особенного. Ну камни, ну пальмы, ну храмы. Так и того, и другого, и третьего в Индии предостаточно, что такого уникального именно в Хампи?

Для себя я этот вопрос сегодня закрыла. Хампи – это любовь. Невероятное ощущение, что место меня любит, и каждый камень говорит: «Привет, хорошо, что ты есть, хорошо, что ты здесь, мы тебя ждали, добро пожаловать». Может быть я и сошла с ума, но мне нравится, не лечите меня, пожалуйста.

Ночью ветер перебирает сухие пальмовые листья над палаткой – задает тему. Ему вторят лягушки и цикады. Иногда вступает филин. Запах жасмина с легким оттенком дыма от костра. Ну и, конечно, комары. Куда же без них.

Медленная река на рассвете, принудительное мытье ног при переходе ее вброд. Огромные валуны, многоуровневые храмы, банановые рощи и кокосовые пальмы, рис на залитых водой полях. В реке двумя скребницами в четыре руки дюйм за дюймом моют слона, слон валяется на боку и тащится, только иногда высовывая кончик хобота для вдоха.

Снизу из поселка слышны обычные утренние звуки: разговоры торговок на рынке, крики петухов, где-то едет трактор. А я сижу на еще не остывших с вечера ступенях одного из множества храмов, прижавшись спиной к колонне, и слушаю мир. Откуда-то из-за камней доносится звук флейты.

Сложно назвать место, где я остановилась, гестхаузом. Несколько шатких сооружений из тента и тростника, и общий навес с низкими столиками и лежбищами вокруг. Стараюсь поумерить свою способность к разрушительной деятельности, чтобы после моего отъезда количество домиков осталось прежним.

Атмосфера богемная. Два парня из Швеции в дредах и татуировках, семья из Мексики, уже много лет живущая в Голландии, девушка из Израиля, пара англичан, бельгиец, живущий в Австралии, датчанин, американец и я. Вечером говорят все со всеми. Можно слушать, можно участвовать, можно просто валяться и читать. Жаль, что я не люблю гашиш. Тут его курят все поголовно, включая хозяина.

Расписание у меня не совпадает ни с кем. Когда я возвращаюсь с утренней прогулки, остальные только выползают завтракать. В то время, как я валяюсь под навесом, пережидая жару, все расходятся-разъезжаются по окрестностям. И возвращаются примерно к тому времени, когда я ухожу на закат.
В основном все перемещаются на мопедах. Изначально тоже намеревалась, но как-то так сложилось, что везде хожу пешком. Несмотря на нешуточные расстояния. И не болит голова, куда деть мопед, если мне приспичивает свернуть в поля или залезть на холм и вернуться по противоположному склону.

 

31 января, Хампи

Встать пораньше и залезть повыше. Это желание в Хампи приобретает опасную форму мании.
Тишина перед рассветом. Ярчайшие звезды – новолуние. Шуметь поменьше, не снести стену спросонок, тихонько умыться и выйти в ночь. На востоке уже появилась розовая полоска. Стоит прибавить шаг, но не хочется. Все объять не получится, что мое – успею.

Река вброд, чай на ступенях набережной. Пить все равно хочется. Уже лезу за водой, но замечаю два кокоса под пальмой. Ура, один мой! Ножом пробиваю два отверстия, тут же под пальмой выпиваю до последней капли. Чувствую себя то ли Маугли, то ли Тарзаном. Впрочем, разницы особой не вижу.

Все фотографы – сумасшедшие. С вечера приметила хороший холм, откуда на рассвете должен хорошо быть освещен храм внизу. Одна проблема – тропы никакой. Петляю в каменном лабиринте и все время думаю только об одном: как я отсюда буду слазить. Но все равно лезу выше.
На самый верх не получается. Выбираю огромный валун и долго сижу на нем с видом на рассвет, реку и храм внизу. Теперь простой вопрос: как я сюда залезла?

В Хампи легко можно застрять надолго. Место располагает. Поэтому через три насыщенных дня, облазив все, до чего могла добраться, решаю двигаться дальше.

 

01 февраля, Гокарна

Карнатака. Мужчины носят саронги, женщины вплетают цветы в волосы и от них пахнет крепкозаваренным зеленым чаем с жасмином, кондукторы в автобусах в форме, очень представительны вежливы и дружелюбны, сами автобусы просторные и гораздо более комфортные, на каждом углу продают кокосы и даже рикши и нищие не такие навязчивые.

Вдоль дороги на полях растет чили. Бесконечными рядами. Его собирают и раскладывают сушиться тут же на полях. Ярко-алые лоскуты убранных стручков красиво выделяются на фоне зелени.

Спустя четыре автобуса, триста километров и одиннадцать часов – Гокарна. Четырехкилометровый маршбросок через гору на Ом-бич по жаре через джунгли не для слабонервных. К тому же, не зная троп, я делаю лишний крюк по серпантину через высокий холм. Еще в начале пути с меня льет ручьями, а когда добираюсь до дальнего пляжа, промокают даже просторные афгани.
В первом рекомендованном гесте мест не оказалось. И слава богу, – второй мне понравился гораздо больше.

Крохотные, рассеянные между деревьями, бунгало из пальмовых листьев, растянутые гамаки, сетки над хижинами, чтобы падающие кокосы не пробили крышу, уютные фонарики у песчаных дорожек, треск цикад. И море. В пятидесяти метрах через пальмовую рощу. И можно расслабиться после дороги, смыть с себя всю усталость и пот, раскинуть руки и лениво покачиваться на волнах. И из воды наблюдать закат.

Таймаут. Привести в порядок мысли и впечатления. Отдохнуть. Расслабиться и никуда не торопиться следующие долгие три дня. Билет на поезд до Аллеппи куплен, можно до воскресенья ни о чем не думать.

Образ жизни тюлений. Думала, что надоест в первый же день, станет скучно и захочется движения. Но нет. Усталость оказалась больше, чем я думала. Не физическая, на мне сейчас пахать можно. Нужен отдых от обилия впечатлений.
Пляж похож на картинки из журналов. Пальмовые хижины, сами пальмы, подступающие к воде, тихая бухточка почти без волн, крупный белый песок. Иногда, несмотря на все преграды, на пляж откуда-то забредают коровы. Не иначе как материализуются благодаря своей священной природе.

С коровами нужно держать ухо востро. Могут протоптаться по одежде, мимоходом сжевать подстилку или нагадить на нее. Кроме немногочисленных коров по песку суетливо носятся крохотные крабы, закапываясь в песок при малейшем намеке на опасность. И немигающим взглядом гипнотизируют всех вокруг мелкие цапли.

На соседнем отроге пляжа прямо у воды на пальме огромное грифье гнездо. С птенцом. Размер птенца впечатляет. Его плохо видно сквозь мельтешащие на ветру листья, но вот слышно очень хорошо. Удивительное место для гнезда на почти безлюдном скалистом полуострове, где уйма укромных отрогов. Хотя, возможно, это семья грифов-меломанов? Из гестов по вечерам доносится то джаз, то регги. Взрослые грифы, нахохлившись, слушают. Птенец негодующе вопит. Не дорос еще до джаза.

Пока все, с кем я успела тут пообщаться, не вызвали особого желания продолжить знакомство. Неинтересно. Многие приезжают сюда – “в Индию” – и сидят неделями, потом уезжают домой. К Индии здешние пляжи не имеют никакого отношения. Такие могут быть где угодно. Но каждому свое.

 

04 января, Гокарна

Хорошо, что моя фобия в прошлом. Вечером обнаружила в бунгало паука в углу на стене. Небольшого, с ладонь семилетнего ребенка. Присмотревшись, удостоверилась, что их там, как минимум, три. Слились цветом с сухими листьями и сидят тихонько. Дальше решила не присматриваться – поберечь нервную систему. Не хочу знать, сколько их у меня над головой ошивается, мне еще одну ночь тут спать. Хоть и не страшно, но такое соседство несколько напрягает. Хоть бы на комаров охотились, что ли. Хотя если бы они начали бегать, вряд ли мне бы это понравилось больше.

 

 

1. Горакпур, Орчха   2. Гвалиор, Манду   3. Махешвар, пещеры Аджанты и Эллоры «   » 5. Мурдешвар, Аллеппи   6. Муннар   7. Мадурай, Рамешварам   8. Тричи, Тируваннамалаи, Канчипурам   9. Махабалипурам, Варанаси

 

 
Вернуться к отчетам