Индийские хроники 2017, часть третья. Махешвар, Аурангабад, пещеры Аджанты и Эллоры


23 января, Махешвар

Вечером раздумывала, не остаться ли в Манду еще на день. Многое осталось за кадром. А утром проснулась с четким ощущением: “Пора”.

До Махешвара по прямой километров тридцать. Но прямой дороги как раз и нет, так что перемещаться придется зигзагами с двумя пересадками.

Автобус до развилки. Сзади на сидениях для шестерых – восемнадцать человек и четыре козы. Ну а что, козам же тоже нужно ездить. А насколько изысканным стал аромат после того, как кондуктор зажег сзади еще и пучок ароматических палочек, описать невозможно, это надо обонять. Хотя лучше не надо.
После того, как две козы с дюжиной сопровождения вышли, стало чуть полегче, и появилась возможность вытащить фотоаппарат.

Несмотря на кажущуюся сложность нескольких перепрыгиваний из автобуса в автобус, все проще простого. Главное, знать название места, куда надо попасть в итоге. А если еще и ориентироваться в названиях точек пересадки – вообще можно не задумываться. Белую женщину в местном автобусе сложно игнорировать, и кондуктор всегда помнит, где мне выходить. Как правило, сразу же кто-нибудь спрашивает, куда нужно дальше, и показывает место остановки следующего автобуса. А если оно неочевидно, обязательно находится провожатый.

Наконец-то куртка, термобелье и теплые носки упокоились на дне рюкзака. Надеюсь, что надолго

Махешвар. Город на полдня. Больше здесь делать нечего.

Ни одной обменки, нет вайфая, только запароленный в дорогих отелях и пароль не дают, жадины. Вопрос с обменом валюты решился как обычно. В первом приличном отеле, где я задала вопрос о деньгах, мне сообщили, что в Махешваре поменять доллары невозможно. Ага, конечно. Будем считать, что я вам поверила. А во втором мне за три минуты выдали рупии вместо долларов. Еще дней на десять хватит. А вот без вайфая придется жить неизвестно сколько. Не факт, что он будет в Джалгаоне или Аурангабаде. При первой же возможности надо купить сим-карту.

На закате снова пришла в форт. Он бесподобен. Великолепная каменная резьба от ступеней до маковки купола. Обязательная программа – короткая лодочная прогулка – тоже выполнена. Лодку пришлось оплатить полностью – попутчиков не было, а приостанавливать закат я пока не умею.

Утром дальше на юг. Правда, снова кружными путями. Это какой-то заговор – туда, куда есть прямая дорога, мне не надо. А те места, куда мне хочется, почему-то очень неудобно расположены на карте. Если не соврали, и в восемь утра есть прямой автобус в Кхандву, то все проще. Оттуда поездом всего два часа до Джалгаона. А вот если этого автобуса нет, то… вообще пока не знаю, что дальше. Утром и буду разбираться.

 

24 января, Махешвар – Джалгаон

Хорошо, что я немного знаю индусов. Автобус в Кхандву – а я подозреваю, что их очень немного за день, все-таки расстояние приличное – ушел не в восемь, как клялись накануне, а в семь двадцать. Но я была на автостанции к семи. Так, на всякий случай.

Кондукторы в автобусе угостили молодым, запеченным на углях нутом в стручках с пылу с жару. Очень вкусно. Так и ехала, перемазанная в золе и с улыбкой до ушей. Женщина рядом впечатлилась моим довольным лицом и вручила сначала какой-то зеленый фрукт, название которого еще придется выяснять, а потом и гроздь винограда. Перед тем, как сойти, приглашала домой, познакомиться с семьей, но я твердо стояла на том, что мне надо в Джалгаон.

Неопознанный зеленый фрукт я видела и раньше – его грудами продают на улицах. Но думала, что какие-то овощи, и проходила мимо. А это мелкое зеленое недоразумение, с косточкой, сродни финиковой, оказалось по вкусу и структуре похоже на очень сочное хрустящее яблоко. Теперь буду покупать, очень приятная штука.

С поездом снова лажа. По расписанию через час, но опаздывает минимум еще на два. Посмотрела карту железных дорог – мне подходит любой в южном направлении. Развилка только одна, на станции в двадцати пяти километрах от Джалгаона. Их можно и автобусом проехать. Так что жду любого поезда на юг, а дальше буду разбираться. Без интернета плохо, зато интересно. Но отель буду искать с вайфаем, надо разобраться, куда и как ехать после пещер Эллоры.

Не скучно. Впрыгнула в поезд до Бхусавала, вагон, естественно, забит, приземлилась в тамбуре слиппер-класса. Через пять минут разговорилась с проводником, объяснила, что билета у меня нет по техническим причинам. Ну а что, собственное раздолбайство, лень и отсутствие знания хинди – вполне себе оправдание. Еще через пять минут нарисовался представительный, в белой рубашке и костюме, проверяющий. Перекинулся парой слов с проводником, поманил за собой, привел в какое-то битком набитое купе, выгнал двух мужиков, и освободил для меня место. При этом у них он деньги за проезд взял, а у меня – нет. Хотя бумажник я достала и жестами объяснила, что хочу оплатить проезд. Отмахнулся и ушел проверять билеты дальше. Люблю Индию. Ни хрена не понятно, зато весело.

В Джалгаон приехала под вечер. Итог – двести километров по прямой между стартом и финишем равны трем автобусам, поезду и десяти часам времени. Завтра в Аджанту. Наконец-то добралась до той точки, с которой планировала начать путешествие.

 

25 января, пещеры Аджанты

Мусульманские районы Индии. Зеленые флаги, женщины с закрытыми лицами, бороды лопатой, белые одежды и намаз по утрам.

По обочинам дозревает хлопок, зацветают сады и бегают поросята.

Вечером два часа убила на то, чтобы понять, как убраться из Аурангабада в четверг или пятницу. Рассматривала варианты через Мумбаи, через Пуну, через Бангалор. Никуда нет билетов. Наконец нашла единственный приемлемый путь – слиппер из Парбхани в двухстах километрах к юго-востоку от Аурангабада. Но, увы, waiting list – 45. Снова лотерея. И снова неожиданный поворот. До сих пор у меня точки прибавлялись, теперь я проскочу сразу несколько. Если билет подтвердится.

Пещеры Аджанты. Мистическое место. Двадцать шесть пещер, самой старой из которых более двух тысяч лет. Удивительно, но во многих сохранились даже росписи.

Ведь просто кто-то когда-то решил: “Здесь будет храм”, и люди начали углубляться в скалу, отсекая все лишнее. Появлялись колонны, статуи, резьба. Потом и яркие краски. Долгие века шло строительство новых и новых храмов. Люди рождались, взрослели, умирали, и поколение за поколением по камешку долбили породу. Когда начинаешь об этом думать, возникает странное чувство прикосновения к вечному. Не к храмам, нет. Они тоже когда-нибудь, еще через много веков, рассыплются пылью, но, может быть к тому, что стоит за стремлением их построить.

Отсюда не хочется уходить. Причем не во всех пещерах одинаковые ощущения. Некоторые почему-то я проскакивала сразу, а кое-где возникало почти непреодолимое желание помедитировать хотя бы несколько минут. Очень жаль, что место настолько туристическое. Несмотря на то, что я приехала к открытию и сразу пробежалась к самой последней, чтобы медленно идти против шерсти, без людей удалось насладиться только шестью. А к полудню здесь уже не протолкнуться.
Очень много тибетцев, встречаются и буддийские монахи. Неудивительно – все храмы посвящены Будде. В кои веки жизненно необходим штатив, но он, естественно, запрещен.

 

26 января, Аурангабад

День Республики. Весело, шумно, флаги, крики, поздравления с праздником. Меня, кажется, поздравила половина города. Вторая половина просто была увлечена и не заметила, а то бы наверняка тоже поздравила. Смех, улыбки, выкрики “Индия! Хей!”, “Мы индусы! Хей!”, разукрашенные лошади, разноцветные ленты и воздушные шары цветов национального флага. Фотографировать невозможно – толпа может смести зазевавшуюся меня и увлечь за собой. Не уверена, что мне с ней по пути, поэтому выбираюсь на более безлюдные улочки – хоть немного передохнуть от всеобщего веселья.

В забегаловках появилась доса. Это южная еда, на севере ее не готовят. Большая хрустящая тонюсенькая лепешка из рисово-нутовой муки со всевозможными начинками. Тридцать пять рупий и сытость на несколько часов.

Всегда удивляюсь иностранцам, которые ищут в Индии европейскую еду, находят, и потом маются от несварения. Индусы, как правило, не умеют ее готовить, спросом она не пользуется и часто залеживается в холодильнике. А местная кухня, даже уличная – свежайшая. Конвейер не останавливается: месят, раскатывают, жарят-варят и тут же подают. Все с пылу с жару и очень вкусное. Поначалу может показаться острым, но к этому быстро привыкаешь. К тому же острота – дополнительный антибактериальный барьер. Вся зараза дохнет от одного взгляда на проперченный организм.

Какой-то бородач устраивает мне форменный допрос на улице. Сначала стандартный: кто, откуда, давно ли в Индии. А потом огорошивает вопросами: какое в Украине население и сколько там мусульман. Если на первый я еще смогла промычать ответ, то на второй просто сложила пальцы щепотью, чтобы показать, насколько мало. Мужчина был очень недоволен. Надеюсь, он не решит, что срочно нужно увеличивать количество и не эмигрирует со всем семейством в Украину.

 

27 января, пещеры Эллоры

Вдруг надоело одиночество. Ненадолго, но захотелось с кем-нибудь разделить впечатления. И в Аурангабаде остановилась в хостеле. Для разнообразия. И первую ночь делила комнату только с комарами. Не совсем подходящая компания, хотя и общительные, сволочи. А утром дверь вкрадчиво скрипнула, и на долгих полтора дня в жизнь вошла Паула из Аргентины.

Первый день провели порознь, а утром следующего, как только за окном начало сереть, умотали в пещеры Эллоры. И там, мешая английский с испанским, взахлеб делились восторгом, и совали носы куда можно и куда нельзя. До полного пресыщения. Потому что Эллоры слишком много.

Удивительное место, но переваривать впечатления придется не сегодня. Сегодня их такой переизбыток, что даже вспоминать первую половину дня тяжело.

Мирозданию сегодня вообще пятерка с плюсом. Эллору посмотрели, наобщались, билет, до последнего момента висящий в листе ожидания, подтвердился. Можно с чистой совестью в поезд. Следующая остановка – Хампи. Наверное.

Путешествие – время для размышлений.

Это мое путешествие – следование потоку. Попытка не подчинить реальность своим желаниям, а положиться на ее мудрость и чувство юмора и посмотреть, что получится.
Все чаще думаю, что желания, особенно сильные, страстные, – это насилие над тканью бытия, попытка вывернуть ее нужным боком, а то и перекроить. И бытие потом так и остается – мятое или с дырой. И исполнение желания приносит только краткое удовлетворение, а то и вовсе не приносит никакого.

Все больше хочется подружиться со своей жизнью. Довериться ей, чутко прислушиваться к полунамекам и приглядываться к полутонам, и с благодарностью внимать урокам. И чувствовать, как развязываются узелки, расправляется ткань и на ней проявляются узоры. Очень интересно, какими они будут. И еще интереснее, получится ли.

 

 

1. Горакпур, Орчха   2. Гвалиор, Манду « »  4. Хампи, Гокарна   5. Мурдешвар, Аллеппи   6. Муннар   7. Мадурай, Рамешварам   8. Тричи, Тируваннамалаи, Канчипурам   9. Махабалипурам, Варанаси

 

 
Вернуться к отчетам