Непляжный Египет, февраль 2016. Часть третья – Большое песчаное море


Большое песчаное море

Намаза мы не услышали. А также не услышали утренних петухов и ишаков. Проснулись к девяти и не сразу поверили в такое счастье.

День обещал быть интересным. Накануне мы договорились о поездке в пустыню с ночевкой, поэтому в нашем распоряжении всего пара часов после завтрака.

И снова полная смена картинки.

Песок. Очень много песка.

Меня никогда не тянуло в пустыню. Никогда не думала, что такое количество песка без капли зелени может быть настолько красивым.

А пустыня оказалась живой.

Здесь все время что-то движется, перемещается с места на место. Песок течет, разрушая одни дюны и выстраивая другие. Медленно, почти незаметно, картина меняется. Несколько раз в году после песчаных бурь пейзаж меняется полностью.

Наш гид и водитель, Санози, перед выездом на песок приспускает в джипе колеса и устраивает настоящие гонки по барханам. Американские горки отдыхают… Спускаясь вниз по сумасшедшему уклону, мы сбрасываем перед собой тонны песка, а потом взмываем на вершину следующей дюны. Адреналин и восторг зашкаливают. Я сижу впереди и при взгляде на спидометр тихо офигеваю – сто двадцать в час. Санози – отличный водитель. Но ладони все равно мокрые.

Первая остановка на купание возле горячего источника. Наши попутчики тут же ныряют в бассейн под пальмами, а мы, попробовав водичку, кривимся. И так тепло, и мокнуть в горячей воде совершенно не хочется.

Уходим просто прогуляться по ближайшим холмам. И снова удивляемся. Я читала, что Сахара раньше была морским дном. Но одно дело – читать, и совсем другое ходить по окаменелым ракушкам где-то в сердце пустыни в сотнях километров от ближайшего берега.

Вторая остановка у небольшого оазиса с озером. Наши спутники, отмокшие в теплом источнике, просто сидят на берегу, а мы, попробовав водичку, с удовольствием в нее прыгаем. Температура воды для нас идеальная, чтобы освежиться. Но охотно верю, что жителям Африки +17 могут показаться несколько прохладными для купания.

Очередная остановка под огромной дюной. Здесь мы встречаем закат.

Санози готовит чай на припасенных углях, и мы, наконец-то, знакомимся со своими спутниками. Повод для знакомства – дрожащая девушка, которая явно не ожидала, что в пустыне вечером настолько холодно. Достаю и набрасываю на нее свой спальник.

Пара оказалась из Александрии. Христиане. Девушка, Марина, прекрасно владеет английским. Асан, ее спутник, вообще не говорит. Поэтому общение непростое, но веселое. О многих аспектах жизни в Египте мы узнали именно от Марины.

Огромные дюны, закат и чайная церемония по-египетски. Такие моменты врезаются в память навсегда.

Раньше я не бывала в арабских странах, и не подозревала о том, что «рюмка чая» – это вовсе не шутка. Арабы пьют чай именно рюмками. Очень крепкий, очень сладкий и очень маленькими количествами. Не сообразив, что много такого чая пить не стоит, в первый же день в Сиве я «перепила». Чаем угощают везде, и после второй такой рюмки натощак меня сильно повело и затошнило. Теперь я представляю, какой эффект бывает от чифира.

В пустыне приготовление чая – таинство. Все чайные принадлежности упакованы тщательно и любовно в отдельный ящик. Причем чайник сверкает, несмотря на то, что его каждый раз кипятят на углях.

Чай не просто заваривают. Его несколько раз переливают в специальную пиалу, смешивают то с сахаром, то с добавками, – например, лемонграссом, мятой или мелиссой, – и снова выливают в чайник. Затем торжественно разливают по рюмкам.

Темнеет и холодает очень быстро. Климат резко континентальный. Днем жара, а ночью в термобелье, спальниках и под одеялами нам совсем не было жарко. Холодно, впрочем, тоже.

На ужин и ночевку нас привезли в укрытый среди скал шатер. Факелы, расставленные в естественных нишах по периметру лагеря, создают уютную и немного сюрреалистичную атмосферу.

Весь вечер вокруг лагеря кружили огромные уши крохотной лисы-фенека. Сильно интересовались курицей, поданной на ужин.

А утром исчезли не только кости, но и наши сладости, лежавшие в ногах в десяти сантиметрах от спальников. Все Олины печенюшки были выгрызены из пакета, и даже крошки аккуратно подобраны. А моя булочка осталась нетронутой, хоть и лежала там же. Я задумалась.

Как обычно, жалко спать. Несмотря на утренний холод, из спальников мы вылезли до рассвета. Рассвет в пустыне – это то, ради чего можно недоспать и померзнуть.

Остаток дня до автобуса провели с нашими новыми знакомыми – Асаном и Мариной. Отмокли в горячем источнике и поужинали на берегу соленого озера. Жаль, что началась пыльная буря и ужинать пришлось в помещении, но душевности атмосферы это не нарушило.

К автобусу нас провожали все. И Ахмед, и Санози, и Асан с Мариной. На прощание еще и вручили какие-то трогательные сувениры на память. Уезжать не хотелось совершенно.

 

Особенности военного тоталитаризма или как мы не попали в Белую Пустыню

Белая Пустыня – основная цель нашей поездки в Египет. Еще дома мы насмотрелись красивых фотографий этого удивительного места, и теперь предвкушали закат и восход среди сюрреалистичных каменных скульптур.
К сожалению, из-за идиотизма правительства военные полностью перекрыли дорогу по пустыне между Сивой и Бахарией. Поэтому теперь все дороги ведут через Каир. Снова ночь в разбитом автобусе, но в Бахарию удается уехать почти сразу. Это нас очень радует.

Радовались мы недолго.

Бахария с ходу произвела отталкивающее впечатление. Особенно на контрасте с Сивой. Какая-то общая запущенность и унылость. Впечатление, что когда-то было хорошо, но теперь всем все равно, что происходит с оазисом.

Оказалось, что мы не далеки от истины.

На автостанции на нас сразу же накинулась толпа предлагающих отели. Мы знали, куда хотим, но люди не отставали. Пришлось спасаться бегством.

В отеле сразу начались странности. При попытке заказать джип в пустыню мы наталкивались то на обещания все сделать, то на какие-то уклончивые ответы.
Еще в Сиве Санози снабдил нас контактами и рекомендациями к Лоли – лучшему гиду по Белой Пустыне по его словам. Насторожившись от поведения гида в отеле, мы решили связаться с Лоли, чтобы как-то прояснить ситуацию.

Результат не то, что не порадовал, а буквально шокировал – выйти из отеля нам не дали. В воротах какой-то человек устроил форменный допрос: «Что вы здесь делаете?», «Зачем вы приехали?», «Куда вы собрались?» и так далее. При этом он с трудом мог связать два слова по-английски и вообще не хотел понимать наши ответы. Мы позвонили Лоли, и он пообещал прислать за нами тук-тук. Тук-тук приехал через пять минут, но внутрь тут же уселся давешний мужчина и снова начал задавать вопросы, не давая нам уехать.

Не выдержали, перезвонили Лоли, и дали этим двоим пообщаться между собой. После чего нам наконец-то дали уехать.

Первым делом Лоли нас накормил, а затем прояснил ситуацию.

Оказалось, что военные очень жестко контролируют пустыню. За те несколько лет, которые у власти нынешний президент, количество туристов в Бахарии сократилось на два порядка. Оазис в упадке. Пара местных гидов организуют выезды в пустыню, но вариант сделать это из Бахарии равен нулю – тотальная слежка всех за всеми. Единственный вариант, ехать в Белую Пустыню прямо из Каира по пескам, минуя все блокпосты.

Для нас это оказался вообще не вариант. Ни деньгами, ни временем на эту авантюру мы не располагали. Обидно было до слез. В отель вернулись неимоверно подавленные.

Через час позвонил Лоли и пригласил на ближайший холм проводить солнце и попить чаю. Согласились с благодарностью. Это чаепитие под звездами с Лоли и его другом Хамадой стало единственным светлым воспоминанием от приезда в Бахарию. Ранним утром мы собрали вещи и первым автобусом уехали в Каир.

 

 
Часть первая   Часть вторая  «  » Часть четвертая
 

 
Вернуться к отчетам